12109dc1     

Владимиров Виталий - Крест



Виталий Владимиров
Крест
Человек есть тайна. Ее надо разгадать, и
ежели будешь ее разгадывать всю жизнь,
то не говори, что потерял время...
Ф.М.Достоевский
Всякий, кто нуждается в другом,
тот неимущий и принимает позы.
Дидро
Глава первая
Дробился лошадиный цокот...
Долину, прижатому к стеклу автобуса, казалось, что не он движется с
потоком машин, а перед ним, как на экране, тянется лента московского
проспекта. Поначалу от вокзала, еще не очнувшегося от ночных разборок,
подопустешего от проституток, мимо площади-лабиринта типовых киосков с
однообразным набором винных бутылок, пивных банок, пластмассовых цилинд-
ров с напитками, коробками с шоколадками и сигаретами, порновидеокассе-
тами, мимо вытоптанного, усеянного мусором, бульвара, на котором вповал-
ку разлегся цыганский табор, мимо иностранных трейлеров, вставших рядами
вдоль набережной, мимо Белого Дома под бело-сине-красным российским фла-
гом.
На другой стороне проспекта постовые ГАИ черно-белыми полосатыми пал-
ками сгоняли реку машин в узкий медленный ручеек.
По резервной полосе, поднимая пылевые смерчи, пролетели, двое превы-
шая лимит скорости, белых "Жигулей" без каких-либо спецсигналов, через
десяток секунд с тяжелым шелестом прошли три черных лимузина - два друг
за другом и один сбоку. И президент России в суперавто, и Долин в битком
набитом автобусе - оба двигались навстречу своему рабочему дню, своим
будням, своим делам, но в противоположные стороны.
Дробился лошадиный цокот...
Шофер Юра вдруг объявлял, что договорился с "Тойота-сервис" и Леониду
Долину все чаще приходилось подниматься чуть ли не на час раньше, чтобы
вовремя добраться до офиса. Шофер Юра тоже выезжал пораньше и успевал
довезти шефа - Николая Николаича Долина. "Дядю Колю"... Никол Николы-
ча... Коляныча...
Во все времена Леонид оставался равнодушным к номенклатурным верши-
нам, покоренным братом: начальник, секретарь, директор. Леонид нутром
ощущал, что не зависть - причина его недовольства, шофер Юра мог прихва-
тить и Леонида, но для этого надо было дозваниваться Юре домой вечером,
рискуя нарваться на долгую задумчивую паузу и благовидный отказ. Хотя у
Леонида дочь - одного возраста с Юрой.
Глава вторая
Дробился лошадиный цокот
И растворялись двери...
Дети...
С год назад у Леонида, как всегда вкрадчиво и без предупреждения,
возник Илья Жихаревич. Три друга - Севка, Ильюха и Ленька. Прошагали по
жизни в обнимку до сорока, а как разменяли пятый десяток, распалась ма-
гия дружбы. Своеобразное это вещество - дружба. То ли знаки-зодиаки, то
ли лукавили спирали хромосом, изнутри излучающие тягу друг к другу, но
еще со школы неразлучными были Всеволод Андреев, Илья Жихаревич и Леонид
Долин. Весь класс знал, что они совсем разные, что Илья - вредный, Севка
- неистовый, а Леня - тихоня, но весь класс знал, что тронь одного, бу-
дешь иметь дело со всей троицей.Илья легко одолел физмат МГУ, аспиранту-
ру, защитился и вел свою тему в НИИ.
Счастливым в любви Илья никогда не был. Сам виноват - все искал себе
невесту и пригожую, и верную, и богатую, и нравом кроткую. И чтобы вред-
ность его обожала.
А главное - мама. Вы знаете, что такое еврейская мама для единствен-
ного сына, плоть от плоти рано ушедшего отца. Пятьдесят - не возраст для
мужчины. Сын уже пережил отца. Живой уже старше мертвого. Может быть, он
так и не женится, но если уж этому быть, то жена должна стать идеальной
снохой для старой больной мамы.
Эх, перестройка, первые шаги, ясельный возра



Назад