12109dc1     

Витковский Евгений - Вечный Слушатель



Евгений Витковский
Вечный слушатель
Семь столетий европейской поэзии в переводах Евгения Витковского
"ВЕЧНЫЙ СЛУШАТЕЛЬ"
по имени Е.В.
Название этой книги созревало тридцать лет: не то, чтобы я перебирал
варианты, просто однажды, очень поздно по времени, оно пришло и встало на
место. Это и есть мое отношение к поэтическому переводу, даром что на самом
деле - полстроки из любимого мною (хотя довольно прочно забытого в Германии)
Хорста Ланге, из стихотворения "Комариная песнь". Тридцать лет я работаю в
поэтическом переводе вполне профессионально; хотя самый первый из попавших в
печать переводов (баллада Кольриджа "Мучительные сны") в эту книгу не
включен, но лишь потому, что мне перестал быть интересен оригинал. Зато
Рильке, которого я переводил в 1970-1971 году, тут есть, так что "тридцать
лет" - отнюдь не фигура речи, а чистая правда. К тому же самый поздний из
помещенных сюда переводов ("Песнь Давиду" Кристофера Смарта) сделан в 2001
году, так что тридцать лет набирается без натяжки.
Всю жизнь я переводил, стараясь доставить удовольствие: в первую
очередь себе, во вторую - друзьям, в третью - читателям, которых не знаю, не
могу знать, никогда не увижу, не поговорю с ними (о чем очень сожалею). По
большей части я старался переводить с тех языков, которые хоть минимально
знаю (это значит - способен прочесть на данном языке страниц 10 прозы и
почти все понять). Бывало, работу заказывали: случались радости, больше
огорчений. В последние годы мне уже просто предлагали "сделать такого-то
поэта", а выбирать могу сам. Так было со злосчастной антологией поэзии
Люксембурга: я последовательно отказался от двух поэтов, а на третьем - это
был Поль Хенкес - меня так "забрало", что я прямо из библиотеки позвонил в
издательство: все, беру, скажите, сколько можно сделать строк.
Вот и вся история моего творческого метода. Переводя, всегда делаю себе
сам подстрочник (исключение - переводы со шведского и датского, тут я не
рискую, подстрочник мне делали в издательстве, но смотрел-то я все равно в
оригинал). Составляя книгу, я ограничился европейской поэзией, лишь в
приложении помещая перевод поэмы Д.Й.Оппермана, южноафриканского белого
поэта, ибо не выучить африкаанс, зная голландский, было бы глупо; переводя
буров многими километрами, в одного поэта я по-настоящему влюбился.
Собственно, мои переводы из поэзии США или Новой Зеландии мало что к
"Вечному слушателю" добавили бы.
Справка обо мне есть в (пока что) главной моей книге - "Строфы века -
2", кому интересно, может эту книгу найти, а прочие (кому неинтересно) все
равно читать меня не будут.
Считаю нужным добавить, что учителей у меня было двое: Аркадий
Штейнберг (1907-1984) и Сергей Петров (1911-1988). Сергей Шервинский
(1892-1991) научил меня чисто "слуховому" восприятию поэзии: глазами читаю
лишь по необходимости, стихи больше люблю читать вслух и слушать.
Вообще-то ученики у меня тоже есть, и некоторые обижаются, если я
забываю их так назвать. Но перечислять не буду: человек сам должен признать
учителя - учителем, и об этом говорить. Сергей Петров и знать не знал, что я
себя числю его учеником. Но кокетничать не буду: очень многим мне
приходилось объяснять разницу между точной и неточной рифмой, убеждать, что
в сонете - 14 строк и т.д. Мой семинар в Доме литераторов в Москве давно не
работает. Но ученики меня не бросают. Я им за это благодарен.
Ну, а "Вечный слушатель" - просто накопившиеся за тридцать лет стихи в
моем переводе, притом те, которые



Назад