12109dc1     

Виткович Виктор - Кукольная Комедия



ГРИГОРИЙ ЯГДФЕЛЬД, ВИКТОР ВИТКОВИЧ
КУКОЛЬНАЯ КОМЕДИЯ
Аннотация
Сказка “Кукольная комедия” – о волшебнике, который превращал в кукол равнодушных людей; для ленивцев и грубиянов это было хорошим уроком.
1
Спорим, что нет! На что? На что угодно, что вы не знаете, из чего делаются куклы! Вы думаете, – из папьемаше, целлулоида или просто из тряпочек? Хм, как бы не так!

Чего доброго, вы ещё скажете, что некоторые куклы говорят «мама», потому что внутри пищалки, а есть которые вообще ничего не говорят? И это ошибка! Впрочем, и мы думали про кукол, как вы, до тех пор, пока один очень странный случай не раскрыл нам глаза.
Дело было так. У Таты Корольковой – девочки из дома № 7 по Воротниковскому переулку – заболело горло, и её уложили в постель. Она лежала; её нос был едва виден среди двух огромных подушек, а изпод мышки торчал градусник.

Сонно щурясь под лучом солнца, падающим из окна, Тата придумывала себе развлечения. Стоит, например, зажмуриться, и сразу начинают вертеться красные, зелёные, радужные круги. А если посмотреть на солнце сквозь ладонь, еще интереснее: между пальцами светятся красные линии.
Хотя глотать было больно. Тата, как всегда при ангине, то и дело глотала и морщилась. Вы спросите: какое это имеет отношение к тому, из чего делаются куклы? Самое прямое, и вы скоро в этом убедитесь.

Итак, Тата глотала, морщилась, опять глотала, опять морщилась, потом вздохнула и повернула голову.
Перед ней на ночном столике, будто флот, плывущий под разноцветными парусами сигнатурок, искрились на солнце лекарства. Впереди всех плыл толстый коричневый пузырёк, на котором не порусски было написано «Ипеккакуана».
– Ипеккакуана… – прошептала Тата и поглядела наверх.
На потолке, отражаясь от форточки, вспыхивали и разлетались тени и зайчики. Тате захотелось чихнуть. Она долго собирала нос в складки – вотвот чихнёт, но так и не чихнула.

А когда решила, что уже не чихнёт, – вдруг чихнула, да так, что взлетели паруса сигнатурок.
– На здоровье! – сказала Татина мама – толстая, большая, с такой же чёлкой на лбу, как у дочки. Она только что вошла и открыла дверь ногой, потому что руки были заняты тазом с водой. В тазу плавала губка и качалась комната, отражаясь в воде.
– Спасибо, мамочка, – ответила Тата.
Поставив таз на стул, мама пощупала дочке голову, посадила и начала умывать губкой.
– Болит горло? – спросила она.
– Болит, – жалобно сказала Тата.
Мама схватила пузырёк с ипеккакуаной, которую прописала вертлявая докторша из районной поликлиники, но, вспомнив, что у докторши коса, как у девчонки, и что она окончила институт всего три года назад, поставила пузырёк на место. На другие лекарства мама даже не взглянула: их прописал доктор из квартиры № 13.

Маме не понравилось всё – и номер квартиры, и сам доктор: он слишком много говорил и не взял денег. Правда, на всякий случай она заказала его лекарства, но Тате дала каждое по одному разу.
«Возьмука я марганцовку», – подумала мама. Это было старое, испытанное средство всех мам и бабушек. Не удивляйтесь, что мы задерживаемся на таких подробностях, – они имеют прямое отношение к той удивительной истории, которую мы взялись вам рассказать.
Мама бросила зёрнышко марганцовки в стакан, и в воде стали расплываться лиловые нити; сперва они превратились в облако, потом в осьминога, наконец всё смешалось и вода сделалась фиолетовокрасной.
Тата полоскала горло, опуская воду в гортани то ниже, то выше: От этого звук становился то выше, то ниже. Это рассмешило Тату, она фыркнула и чуть не п



Назад