12109dc1     

Виногоров Владислав - Повстанец



ВЛАДИСЛАВ ВИНОГОРОВ
ПОВСТАНЕЦ
Магнус.
Один из лучших офицеров, стоявших во главе потерпевшего неудачу военного переворота.
Офицер, который избежал плена и казни, пережив загадочную операцию, которая снова превратила его в подростка...
Но разум его остается ВЗРОСЛЫМ. ОСТРЫМ и ЯСНЫМ.
Его война ПРОДОЛЖАЕТСЯ.
Только па этот раз его армией станут МАЛЬЧИШКИ н ДЕВЧОНКИ, готовые на все ради иллюзорной «мечты о свободе»...
Пролог
Последние взрывы отгремели, и мы все остались при своих. Я понимал, что это тупик. Понимал это и командир правительственных частей, атакующих нас вот уже третью неделю в этом проклятом ущелье.

Но у него в отличие от меня было одно существенное преимущество: боеприпасы и свежих людей ему подвозили регулярно. Мои же люди выдохлись настолько, что засыпали прямо в окопах. Плевать они хотели на высокие идеи.

А я ничего не мог с этим поделать. О боеприпасах вообще вспоминать не хотелось... Если так будет продолжаться и дальше...

Впрочем, долго так продолжаться не может.
То, что восстание провалилось, стало понятно уже на второй день, когда отряды Национальной Гвардии столичного гарнизона вместо того, чтобы присоединиться к революционным частям армии, открыли огонь по нашей колонне. Я сразу сказал Альтусу, что добром это не кончится, но он только презрительно хмыкнул и недвусмысленным жестом показал, что надо сделать с непокорными.

И я сделал. Подогнал гаубицы и молотил по казармам гвардейцев до того светлого момента, пока они не выбросили белый флаг. Потом, как положено, принял капитуляцию, разоружил сдавшихся и тут же отдал приказ повесить всех оставшихся в живых. В назидание остальным непокорным.

Альтус, когда узнал — аж засветился, дурак кровожадный, и тут же полез мне какую-то висюльку на френч вешать. За героизм. Идиот. Нельзя было гвардейцев трогать.

Договориться — надо было попытаться, а из гаубиц расстреливать — нельзя. Любят у нас Гвардию! Любят и лелеют.

И любовь эта не на пропаганде дурацкой зиждется. Спасли за четыре года до этого гвардейцы пятимиллионный город. Это когда террористы плотину над столицей рвануть пытались.

Спасли. Честь им и хвала. И командир их тогда очень грамотно сказал: «Национальная Гвардия спасает свой народ, а не стреляет в него».
Не поняли мы тогда, что это значит. А значит это, что раз гвардейцы по нам огонь открыли, то никакие мы не спасители нации, а шайка мерзавцев, которые позарились на законно избранную власть.
Вот с этого все дерьмо и началось. Альтус, старый дурак, до седин дожил, а мозгов не нажил, умудрился путч поднять, когда Президента и в столице-то не было. Ну и пошло все наперекосяк.

Президент на всю страну орет о путче, который надо незамедлительно подавить, но в Столицу не суется. Альтус, дятел старый, орет о коррумпированном Президенте, которого надо к стенке поставить... А большей части народа глубоко по фиг.

То есть не особо по фиг, когда пушки перед физиономией стреляют, но кто у власти останется — людей совершенно не интересует. А тут еще какой-то умник из президентского окружения пустил очень грамотную идею в массы: дескать, Президент сотоварищи, конечно, не архангелы, но уже наворовались, и, следовательно, теперь и народу кое-что перепадет, а Альтус и ему подобные просто рвутся к власти, чтобы себе побольше нахапать, а на народ им плевать.
Умно было запущено, ничего не скажешь! Ну вот, не прошло и месяца, как я с отборными нашими частями зажат в ущелье, из которого не то чтобы некуда отступать, а то что если откатимся, то сметут нас превосходящими силами



Назад